День шестнадцатый
baker_live
Я пригласил её в антикафе. Вы знаете что это? Я надеюсь знаете, это свободное место, место в котором вы платите за время.

Она работала над своей новой книгой и никак не хотела выходить из дома, пока ее не закончит. Мое предложение встретится было принято с холодом. Но мне все таки удалось ее уговорить взять свои материалы и пойти в антикафе, а там может быть и поработать получится.

Это был прохладный октябрьский выходной. Синее глубокое небо над головой было пронизано тончайшими нитями самолётных следов. К ним мы еще вернемся. Утренний туман уже рассеялся, а вечерний еще не скоро.

Здание находилось возле городского парка. Это такое типичное сооружение архитектуры конца 19го века из 2х этажей. По соседству находилось еще несколько похожих. На другой стороне улицы располагался знаменитый парк. Голые осенние деревья стояли неподвижно, будто время остановилось, или по крайней мере стало густым, как тот июльский туман что бывает поздно вечером.

Мы встретились чуть раньше и прошли пешком по улице до нужного места. Зашли внутрь. Внутри очень много людей, сразу я не смог найти свободный столик. Повесил пальто, предложил сделать тоже моей спутнице, она отказалась. На ней было красивое бежевое пальто, может быть немного старомодное по нашим меркам, но очень подходило к ее образу. Также она отказалась осмотреться и поискать свободное место вместе.

Я пошел в левую часть здания один, в одной из комнат молодые люди играли в настольные игры. В остальных занимались, какими-то своими, наверно, важными делами. Я прошел на второй этаж, второй этаж, был практически пустым. Темные стены и небольшие столики с мягкими стульями. Как нельзя кстати подходили для таких встреч как наша. Может быть писать книгу не так удобно, но мы ведь знали, что писать книгу на свидании идея не самая лучшая.

Я спустился вниз, дошел до места в котором оставил её. Она пропала. В оцепенении пытаюсь найти глазами знакомое бежевое пятно. Первое - не она, второе - тоже. Может она пошла искать место? Я снова осмотрел в левое крыло, потом правое. Возвращаясь, увидел углубление в стене, похожее на маленькую комнату из 3х стен. В комнате на стенах висела разная старомодная одежда, раньше наши предки покупали в таких ячейках вещи. Ячейки объединялись в соты и называлось это рынки. Вечно жужжащие и тесные. В комнатке стояло кресло. С грустью я в него сел. Лестница со второго этажа была прямо напротив меня. С нее скатился вихрем ребенок, закатился в комнатку и повалил часть одежды, вскочил и убежал. Я небрежно подвинул барахло ногой в угол. Сидеть было бессмысленно я решил поискать ее у входа. Ее снова не оказалось.

Вышел на улицу. Отошел метров 10 от здания, вокруг была какая-то суита. Люди бегали, подъехали несколько машин с военными. Они начали оцеплять соседние здания. Люди заметив неладное стали пытаться выходить, но солдаты им не давали. Стоит заметить что войны у нас не было, и военные наши. Я быстрым шагом пошел вперед. Кругом шум, паника. Посмотрел на небо, увидел самолет летящий высоко над парком. И падающий из него большой объект, он быстро приближался.

Вспышка справа. Я невольно вспомнил то чему нас учили, упал на землю. Поднял воротник своего бушлата. Закрыл глаза.

День пятнадцатый
baker_live

Было ли у вас такое чувство, будто кто-то прячется за вашей спиной? Осторожно выглядывает из-за угла, из щели в шкафу?

Замечали ли вы как пропадают вещи? Как поставленная на стол кружка стояла иначе, стоило вам лишь немного отвлечься. Наверное, вы замечали такое.

Это был обычный день, а за ним наступил самый обычный вечер. За окном было уже темно, но уличные фонари еще не были включены и не пытались рассеивать туман. Свет из моего окна уходил в темноту и пропадал через несколько шагов.

В комнате сидели три человека. Я, мой брат и мой друг. Сидели у меня дома. Я по очереди открывал шкафы и показывал различные безделушки, которых у меня скопилось немыслимое количество: это и пряничные фантики, и различные фигурки из глины, и маски.

На полке лежали две совершенно одинаковые маски. Бледные, сделанные будто из фарфора, они поблескивали в серой темноте шкафа. Я достал их.

– А где же шляпа? Ты видел её?

Нет, не видел. Наверное, её Самойленко украл.

Я вошёл в прихожую. Сразу заметил, на крючках висит недостаточное количество курток, их было больше. Дальше я увидел, как под входной дверью кто-то пытался протащить куртку, она уже на половину была на лестничной площадке.

Я почувствовал как учащается мой пульс, появилось головокружение и удушье. Сжав палку в руках крепче, я открыл дверь в темный подъезд. Читая молитву, я сделал шаг навстречу тьме.


День первый до первого дня
baker_live
Я ехал в автобусе, стою почти в самом конце, случайно касаюсь чьей-то руки. Я взял ее и она меня, так как будто мы друг друга сто лет знаем и имеем теплые чувства. Я стоял позади и видел только ее русые собранные в хвост волосы. Она повернулась, теперь я уже могу разглядеть ее, и я знаю, это — девушка, с которой я встречался когда-то давно.
— Привет. — говорил я, слегка охрипшим ото сна голосом.
— Привет, Бэйкер. — нежным голосом говорила Йоло — Ты помнишь? У тебя есть наша песня?
— Нет — улыбаясь, говорю я — Я искал, но не смог найти, ведь я слышал ее только раз. Я гладил ее лицо нежно, осторожно.
— Давай ты мне расскажешь, как ты искал — Раздался мужской голос из-за спины.
Я обернулся и увидел парня, по-видимому она с ним. Он как-то странно был одет, в синий комбинезон, как у летчика, и шевроны на месте. Я снова повернулся к ней, она одета точно также, даже нашивки те же. Когда это произошло, что я пропустил, не помню, что бы она становилась летчиком.
Метки: , ,

День четырнадцатый
baker_live

Новый день. Перед глазами белое полотно потолка. Будильник нежно напевает популярную песню пятидесятых. Солнце греет мои ступни, которые аккуратно вылезли из-под одеяла.

Нащупывая кнопку будильника на глянцевом экране кофейного столика, неторопливо поднимаюсь, сажусь, смотрю сонными глазами на комнату. За окном видно лазуритовое небо.

Подхожу к окну, приоткрываю окно. Веет свежестью, вердепомовые деревья приветливо качают листвой, нежно ласкаемые утренним ветром.

Умываюсь, одеваюсь, выхожу из дома, направляюсь к остановке. Пройдя пол квартала, сажусь в трамвай. В такие минуты на меня часто накатывают воспоминания, вот и сейчас я вспоминаю свою молодость.


День тринадцатый
baker_live
Наконец-то заканчивается тяжелая четырнадцатидневная неделя, завтра выходной. Тяжелые были деньки: дождливый день, снежный день, ветреный день, день-ночь и ночь-день. Каждую свободную минутку я лелеял и оберегал от вездесущей суеты и рутины современного мира. Прогуливаясь в эти минуты или наблюдая за городом со смотровой площадки, я задумывался о смысле.
Сейчас я сижу за столиком уютной кафешки, смотрю на ванильное небо и пью индонезийский кофе.
Изо дня в день, вечером, после работы, я захожу сюда, заказываю «Kopi Luwak» и с упоением наслаждаюсь закатом.
Так, все, встаю и иду домой. Иду шаг, иду два, иду три. Вижу, она идет ко мне на встречу.
– Здравствуйте... – произношу я – Вы сегодня удивительно обворожительны.
– Благодарю – её лицо засияло в улыбке.
Если быть честным, она более чем «удивительно обворожительна», я бы даже мог сказать «восхитительно удивительна». На ней красивейшее платье с высокой талией, цвета сандалового дерева. Светлые волосы тщательно уложены, маленькая шляпка все того же цвета, аккуратный яркий макияж.
– Могу ли я прогуляться с вами?
– О да, конечно. – Соглашаюсь, отказываться глупо.
– Что вы думаете об этом новом бонмотисте? Он все же изволил навестить наш скромный городок. – Она хмурит бровки.
– Некоторые бонмо я нахожу весьма удачными. Вы знаете, иногда, этот черт доводит меня до слез. – Улыбаюсь.
– Да… – Она просияла – Он не так безнадёжен.
Идем молча, кажется, прошло тридцать две секунды.
– А вы любите помогать людям?  – С надеждой спрашивает она.
– Стараюсь, по мере сил, разумеется.
– И мне поможете? У меня песик сбежал. Я думаю, он на восточной улице.
– Так идемте скорее, туман сгущается.
Восточная улица – улица, о которой ходят легенды, одни говорят о бесконечных катакомбах, другие о странных видениях, третьи же о странных туманных машинах и докторах губителях. Я несколько раз был здесь, и ничего странного не видел. Обычные человеческие норы и одиноко возвышающаяся больница для умалишенных.
Мы бежим, туман сгущается, по обе стороны дороги люди запечатывают свои норы.
– Там, впереди, человек. – Указал я.
– Эй человек! – Крикнула она. Он оглянулся. – Не видели ли вы пса неподалеку? Плутишка опять сбежал.
– Мне кажется, я что-то видел неподалеку от лечебницы, вам лучше там посмотреть. Но мой вам совет: отложите поиски до утра.
– Спасибо! – Крикнула она уже на ходу.
Подбегаем к кафельному замку, слышим лай.
– Он там! – Пес стоит во дворе – Иди сюда песик, иди сюда! – Кричу я.
– Ну же, иди сюда! – Вторит она.
– Так нам его не забрать. Давай зайдем… – Предложил я.
– Но… Там же… – Вижу не она не хочет туда.
– Да ладно, мы быстро. Это же все-таки твой пес. – Увидев её кивок, отворяю калитку.
Подходим. Он на нас смотрит, смотрит, резко прыгает и бежит за угол. 
– Скорее за ним – Её уже не остановить.
Забегаем за угол, видим двух больных с термосами. "Он туда побежал" – говорят они.
– Чай пьют. – Я ухмыляюсь, она улыбается.
Пес лезет в узкую нору. Переглядываемся и ползем за ним, пути назад нет – сзади туман. Мою голову посещают вопросы: зачем, почему и для чего.
– Мне кажется, мы ползем вниз. Это нормально? – Она обеспокоена.
– Вполне. – Не показывая своего страха, говорю я.
Проход начал сужаться, стало тяжело лезть. Достаю фиолетовый фонарь, направляю вперед.
– Что там? – Беспокоится она.
– Плохо видно, но мне кажется, что это бетон. И под нами он есть. И он еще свежий, видно заливали его сегодня. Было бы некстати, если бы они продолжили.
Из-за узких стен не могу обернуться, но её ужас чувствую.
– Еще метров десять, я вижу впереди свет. – Обнадежённо сказал я.
И зачем я решился испачкать свой кашемировый кардиган, новые штиблеты и галстук бабочку?
– А вот и свобода. – Говорю я. – Моя голова уже снаружи.
Выползаем и оказываемся в хорошо освещенном подвале. Собака уже не убегает и приветливо виляет хвостом. Напряжение немного спадает. В углу видно дверь. За дверью винтовая лестница.
– Давай быстрее. – Поторапливает она.
Показалось, что мы поднялись вверх на сто метров, ноги ужасно гудят. А вот и вершина. На потолке маленький лючок. Открыли его. Видно лестницу, вытянули её. Лезем дальше.
– Нам сегодня везет – сквозь усталость говорю я.
– Что там еще? Ты крепко держишь пса?
– Да крепко. Тут поле, зеленое поле и колонны, белые колонны.
Мы вылезли в просторное белое помещение на полу, которого рос газон. 
– Отпущу-ка я пса, пусть побегает.
–Бедняжка устал. – Беспокоится о псе.
Пробираемся лифту. Два этажа вниз, и мы уже у выхода. Туман уже рассеивается, люди раскупоривают свои жилища. Я выхожу во двор спотыкаюсь, падаю и просыпаюсь на мягком полу гостиной.


День двенадцатый.
baker_live
Он любил гулять при первой же возможности, зимой, летом, не важно. Жил он в красивейшем месте.
Как-то совершая вечерний моцион, он был в меланхоличном настроении, но встретив меня, совершенно не знакомого ему человека, расчувствовался, разговорился. Он не хотел бы чтобы я раскрывал его личность, поэтому назовем его "Кондитером".
Я жадно уплетал круассан, когда Кондитер подошел ко мне.
— Можно? — Он указал на край лавочки — Могу ли я присесть рядом с вами?
— Да, конечно. — Слегка помедлив, ответил я.
— Вечерок сегодня особенно завораживающий... А вы, я смотрю, чем-то встревожены?
— Да, никак не могу привыкнуть к здешним туманам. Чувствую себя неловко. 
Надо отметить что каждый вечер опускался густой туман, и если бы не специальные фонари люди бы пропадали еще чаще.
— А откуда вы приехали? — Кондитер был явно заинтересован моей личиной.
— Долгая и не интересная история. — Зачем ему это знать?
— Вот я например приехал сюда из Белоруссии. Я белорус, правда только на половину. Во второй моей половине течет немецкая кровь.
— Что вы говорите? — Я был поражен!
— Да, да так и есть. Мой отец был рыцарем тевтонского ордена, тамплиером. От него мне достался этот медальон. — Он снял с шеи маленький серебряный диск.
Я не особо разбираюсь в таких вещах, поэтому просто опишу увиденное. Диаметр медальона был примерно четыре сантиметра. Натертый метал его блестел и переливался в лунных лучах. Было отчетливо видно изображение рыцаря облаченного в тяжелые доспехи, а на обратной стороне был большой равносторонний крест.
— Моего отца убили на Чудском озере, ледовое побоище, может слышал? Отца ранили, пробив доспехи мечом.


Onze jours
baker_live
Onze jours.
Метки: ,

День десятый
baker_live
Группа захвата была наготове. Мы располагались рядом с восточным входом в здание. Ничто не нарушало тишину, царящую в утреннем парке. Городской конгломерат уже выходил на променад, парк был излюбленным местом бабочек, молодых роллеров и туристов выходивших из небоскреба неподалеку. Совершенство парка не вызывало сомнений, идеально ровные линии, бесчисленное количество клумб, причудливых форм. Город тратил миллионы на поддержание красоты.
Домик находился в центре шестиугольного парка. Голуби уже пари над головами, как бы зная о том что здесь произойдет. На счет три, один из агентов, с силой, пробил вафельную стену ногой. Сладкие крошки брызнулим по сторонам. Голуби тут же камнем кинулись вниз, они пробивались сквозь толщу невозмутимых мужчин, которые терпеливо забегали в отверстие в доме. Птицы жадно клевали куски вафель разбросанных на газоне.

День девятый
baker_live
День, как всегда, начинался хмурым и солнечным. Я прогуливался в парке, смотрел на бабочек.

День восьмой
baker_live
Сегодня опять был день. Такое иногда случается, примерно один раз в сутки. Никто этого не замечал, или не задумывался просто. Как ни крути, день выгоден для всех, он позволяет передохнуть и сделать свои грязные делишки.

?

Log in

No account? Create an account